Организация мероприятия

Операции

Европейский Суд по Правам Человека

В то время как правила, регулирующие порядок проведения публичных мероприятий, в том числе вопросы предварительного уведомления о таковых, являются важными для беспрепятственного проведения общественных мероприятий, поскольку они позволяют властям свести к минимуму перебои в работе транспорта и принять иные меры безопасности, все же их исполнение не может являться самоцелью. В частности, если участники несанкционированной демонстрации не участвуют в актах насилия, Европейский Суд требует, чтобы органы власти проявляли надлежащую степень терпимости к мирным собраниям, если свобода мирных собраний, гарантированная статьей 11 Конвенции, не должна лишиться своего истинного смысла.

Постановление Европейского Суда по делу "Букта и другие против Венгрии" (Bukta and Others v. Hungary), жалоба N 25691/04, ECHR 2007-III, § 34, Постановление Европейского Суда по делу "Фабер против Венгрии" (Faber v. Hungary) от 24 июля 2012 г., жалоба N 40721/08, § 49, Постановление Европейского Суда по делу "Берладир и другие против Российской Федерации" (Berladir and Others v. Russia) от 10 июля 2012 г., жалоба N 34202/06 <1>, § 38, Постановление Европейского Суда по делу "Малофеева против Российской Федерации" (Malofeyeva v. Russia) от 30 мая 2013 г., жалоба N 36673/04 <2>, §§ 136 - 137, и упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Каспаров и другие против Российской Федерации", § 91.

Могут встречаться случаи, когда публичное событие организуется как "срочный или спонтанный ответ на непредсказуемое событие, когда может не быть возможности соблюсти установленные сроки для уведомления", как это отметили Венецианская комиссия и Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе/Бюро по демократическим институтам и правам человека (OSCE/ODIHR). Более того, чтобы собрание было действительно "спонтанным", должна иметь место "тесная временная связь между событием ("феноменом или происшествием"), способствовавшим образованию собрания, и самим собранием" (CDL-AD(2008)020, Joint Opinion on the Draft Law Amending and Supplementing the Law on Conducting Meetings, Assemblies, Rallies and Demonstrations of the Republic of Armenia by the Venice Commission and OSCE/ODIHR, § 17).Кроме того, власти могут изменить время, место и маршрут мирного спонтанного собрания, только если существует реальная угроза его проведению или безопасности участников или лиц, находящихся поблизости. Власти могут так поступить, только уведомив организаторов о причинах подобного решения. Также важно предоставить организаторам возможность обжаловать решение властей в соответствующие компетентные органы власти, включая суд (CDL-AD(2009)034, Joint Opinion on the Draft Law on Assemblies of the Kyrgyz Republic by the Venice Commission and OSCE/ODIHR).

Выдержки из совпадающего мнения судьи Паулу Пинту де Альбукерки к Постановлению Европейского Суда от 4 декабря 2014 Навальный и Яшин (Navalnyy and Yashin ) против России (жалоба №76204/11).

Организация публичного мероприятия в порядке разрешительной или уведомительной процедуры обычно не затрагивает сущности самого права на свободу собраний, если цель такой процедуры состоит в предоставлении органам власти возможности предпринять разумные и адекватные меры для обеспечения гладкого проведения любого мероприятия, встречи или схода, независимо от характера мероприятия.

Постановления по делам Букта и другие против Венгрии (Bukta and Others v. Hungary), № 25691/04, § 35, ЕСПЧ 2007‑...; Ойа Атаман против Турции (Oya Ataman v. Turkey) от 5 декабря 2006 года, № 74552/01, § 39; Rassemblement Jurassien Unité v. Switzerland, № 8191/78, решение Комиссии от 10 октября 1979 года, DR 17, стp. 119; а также  Plattform “Ärzte für das Leben” v. Austria, от 21 июня 1988 года, Серия A № 139, стp. 12, §§ 32 и 34.

Организация публичного мероприятия в порядке разрешительной или уведомительной процедуры обычно не затрагивает сущности самого права на свободу собраний, если цель такой процедуры состоит в предоставлении органам власти возможности предпринять разумные и адекватные меры для обеспечения гладкого проведения любого мероприятия, встречи или схода, независимо от характера мероприятия.

Постановления по делам Букта и другие против Венгрии (Bukta and Others v. Hungary), № 25691/04, § 35, ЕСПЧ 2007‑...; Ойа Атаман против Турции (Oya Ataman v. Turkey) от 5 декабря 2006 года, № 74552/01, § 39; Rassemblement Jurassien Unité v. Switzerland, № 8191/78, решение Комиссии от 10 октября 1979 года, DR 17, стp. 119; а также  Plattform “Ärzte für das Leben” v. Austria, от 21 июня 1988 года, Серия A № 139, стp. 12, §§ 32 и 34.

Любая демонстрация в общественном месте неизбежно в определенной степени нарушает обычное течение жизни, включая создание помех для дорожного движения, и что органам власти следует проявлять определённую терпимость в отношении мирных собраний для того, чтобы не лишить смысла содержание статьи 11 Конвенции.

Постановления по делам Галстян против Армении, §§ 116-117;  Букта против Венгрии, § 37; и Оя Атаман против Турции (Oya Ataman v. Turkey), §§ 38-42, Ашугян против Армении (Achouguian v. Arménie), № 33268/03, § 90, 17 июля 2008 года и  Barraco v. France,от 5 марта 2009 г,. жалоба №31684/05 § 43.

Хотя a priori это не противоречит духу статьи 11 Конвенции, если в целях поддержания общественного порядка и национальной безопасности законодательство Высокой Договаривающейся Стороны требует согласования для проведения публичных мероприятий, противозаконная ситуация, а именно проведение демонстрации без предварительного разрешения, не оправдывает ограничения права на свободу собраний.

Постановление Европейского Суда по делу "Сисс против Франции" (Cisse v. France), жалоба N 51346/99, ECHR 2002-III, § 50, упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Ойя Атаман против Турции", §§ 37 и 39.

Конституционный суд РФ

«Признание совокупности актов одиночного пикетирования одним публичным мероприятием может иметь место, как это предусмотрено частью 1.1 статьи 7 Федерального закона «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях», только в рамках судебной процедуры, использование которой при решении данного вопроса – по смыслу правовой позиции, выраженной Конституционным Судом Российской Федерации в ряде решений (Постановление от 16 октября 1997 года № 14-П, определения от 14 января 2000 года № 2-О, от 2 июля 2009 года № 1006-О-О и др.), – с необходимостью предполагает участие суда как беспристрастного и независимого арбитра и тем самым во многом предопределяет уровень защищенности конституционного права граждан на одиночное пикетирование».

Постановление №4-П/2013  по делу о проверке конституционности Федерального закона "О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях и Федеральный закон "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях" в связи с запросом группы депутатов Государственной Думы и жалобой гражданина Э.В.Савенко — С.50.

«Поскольку такая форма публичного мероприятия, как одиночное пикетирование, может использоваться гражданами практически без ограничений, федеральный законодатель в целях предотвращения организации под видом пикетирования, осуществляемого одним участником, коллективных публичных акций обязал лиц, осуществляющих одиночное пикетирование, соблюдать установленное законом субъекта Российской Федерации минимальное допустимое (но не более пятидесяти метров) расстояние, с тем, чтобы предупредить уклонение организатора такого публичного мероприятия, как пикетирование группой лиц, от процедуры уведомления о его проведении, что, в свою очередь, препятствовало бы органам исполнительной власти и органам местного самоуправления своевременно принять адекватные меры по обеспечению надлежащего порядка реализации соответствующей гражданской инициативы, а также по поддержанию общественной безопасности и охране прав и законных интересов участников публичного мероприятия и иных лиц».

Постановление №4-П/2013  по делу о проверке конституционности Федерального закона "О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях и Федеральный закон "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях" в связи с запросом группы депутатов Государственной Думы и жалобой гражданина Э.В.Савенко — С.49.

«При возникновении непосредственной угрозы жизни и здоровью гражданина, осуществляющего одиночное пикетирование, сотрудники полиции вправе прибегнуть к указанной мере его защиты только в случае, когда у них отсутствует объективная возможность иными законными действиями устранить данную угрозу или противостоять ей без прекращения пикетирования, притом что гражданин отказывается от перемещения его в другое (помимо служебного помещения территориального органа или подразделения полиции, помещения муниципального органа, иного служебного помещения) безопасное место, либо когда препровождение гражданина в соответствующее служебное помещение является в имеющихся условиях единственным способом избежать причинения вреда его жизни и здоровью. В то же время в этом случае само по себе несогласие осуществляющего на законных основаниях одиночное пикетирование гражданина с доставлением его сотрудниками полиции в соответствующее служебное помещение в целях защиты его жизни и здоровья не может рассматриваться как его неповиновение законному распоряжению сотрудника полиции, влекущее за собой ответственность, установленную статьей 19.3 КоАП Российской Федерации, если для этого нет иных оснований. Законодатель не устанавливает конкретный срок предусматриваемого оспариваемым законоположением доставления гражданина в соответствующее служебное помещение с составлением протокола о таком доставлении, поскольку невозможно предусмотреть и учесть конкретные обстоятельства, влияющие на его продолжительность (территориальная удаленность, наличие и (или) техническое состояние транспорта, пропускная способность автодорог, климатические условия, состояние здоровья доставляемого и др.). Вместе с тем указанная мера должна осуществляться в максимально короткий срок».

 П.5.2 Постановления № 8-П/2017 «По делу о проверке конституционности положения пункта 13 части 1 статьи 13 Федерального закона «О полиции» в связи с жалобой гражданина В.И.Сергиенко»  - http://doc.ksrf.ru/decision/KSRFDecision265321.pdf

«Федеральный закон «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» обязывает орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации или орган местного самоуправления в течение трех дней со дня получения уведомления (а при подаче уведомления о проведении пикетирования группой лиц менее чем за пять дней до дня его проведения – в день его получения) довести до сведения организатора публичного мероприятия обоснованное предложение об изменении места и (или) времени проведения публичного мероприятия, а также предложения об устранении организатором публичного мероприятия несоответствия указанных в уведомлении целей, форм и иных условий проведения публичного мероприятия требованиям данного Федерального закона, а равно информацию об установленной норме предельной заполняемости территории (помещения) в месте проведения публичного мероприятия (пункты 1, 2 и 4 части 1 статьи 12); при этом отказ в согласовании проведения публичного мероприятия допускается только в случаях, если уведомление о его проведении подано лицом, которое в соответствии с данным Федеральным законом не вправе быть организатором публичного мероприятия, либо если в 29 уведомлении в качестве места проведения публичного мероприятия указано место, в котором данным Федеральным законом или законом субъекта Российской Федерации проведение публичного мероприятия запрещается (часть 3 статьи 12)».

Постановление №4-П/2013  по делу о проверке конституционности Федерального закона "О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях и Федеральный закон "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях" в связи с запросом группы депутатов Государственной Думы и жалобой гражданина Э.В.Савенко.

Право на свободу собраний является одним из основных прав в демократическом обществе и, как право на свободу выражения мнения, является краеугольным камнем демократического общества. Поэтому его не следует толковать ограничительно

Джавит Ан  против Турции  (Djavit An v. Turkey), №20652/92, § 56, CEDH 2003-III.