Общие вопросы права

Операции

Европейский Суд по Правам Человека

"Один только факт, что выражение мнения происходит в общественном месте, необязательно превращает такое событие в собрание. Случайная встреча группы людей не является собранием, даже если они общаются определенное время. В удачных формулировках дела "Татар и Фабер против Венгрии" (Tatar and Faber v. Hungary) Европейский Суд называет собранием "встречу неопределенного количества людей с выраженным намерением общения"  (Постановление Европейского Суда по делу "Татар и Фабер против Венгрии" (Tatar and Faber v. Hungary) от 12 июня 2012 г., жалобы N 26005/08 и 26160/08, § 38.)

В соответствии с длительной прецедентной практикой, начиная с дела "Партия свободы и демократии (OZDEP) против Турции" (Freedom and Democracy Party (OZDEP) v. Turkey)( Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Партия свободы и демократии (OZDEP) против Турции" (Freedom and Democracy Party (OZDEP) v. Turkey) от 8 декабря 1999 г., Reports 1999-VIII, § 37.).

Эта широкая концепция собрания была поддержана властями по всему миру. В целях Венецианской комиссии и Руководящих принципов Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе по свободе мирных собраний 2010 года собрание означает "преднамеренное и временное присутствие ряда людей в общественном месте с общей целью выражения мнения". В статье XXI Американской Декларации прав и обязанностей человека право на собрание связывается с "вопросами общего интереса (участников)": "Каждый имеет право мирно собираться с другими на официальной публичной встрече или неформальном собрании в связи с вопросами, представляющими общественный интерес любого характера". Специальный докладчик Организации Объединенных Наций по правам на свободу мирных собраний и ассоциаций определил собрание как "преднамеренное и временное собрание в частной или публичной обстановке с особой целью. В связи с этим оно включает демонстрации, внутренние встречи, забастовки, шествия, митинги или даже забастовки" (Доклад Специального докладчика Организации Объединенных Наций по правам на свободу мирных собраний и ассоциаций от 21 мая 2012 г., A/HRC/20/27, § 26.)

Следовательно, составляющие элементы концепции "собрания" согласно статье 11 Конвенции являются объективными, включая собрания двух и более людей в физическом месте на ограниченный период времени, и субъективными, указывающими на разделяемое намерение участников встречи преследовать общую цель путем общих действий, то есть коллективное выражение идеи, убеждения, мнения или послания, независимо от их религиозного, философского, политического, гражданского, экономического, социальных, культурного, артистического или игрового характера. Статичные собрания, такие как общественные митинги, массовые акции, "флэшмобы", демонстрации, сидячие забастовки и пикеты, а также подвижные собрания, например, шествия, парады, процессии, похороны, паломничества и конвои, также соответствуют этим элементам.

В особом мнении судей Ксении Туркович и Паулу Пинту де Альбукерки, приложенному к Постановлению Европейского Суда по делу "Тараненко против Российской Федерации" (Taranenko v. Russia) от 15 мая 2014 г., жалоба N 19554/05, мы уже отметили значимость рассмотрения целей демонстрантов с целью применения гарантий статьи 11 Конвенции. Научные работники разделяют эту точку зрения как согласно Конвенции, так и согласно Международному пакту о гражданских и политических правах (см., например, Grabenwarter, European Convention on Human Rights Commentary, Munich, Beck, p. 300; Joseph and Castan, United Nations Covenant on Civil and Political Rights, Cases, Materials and Commentary, Third Edition, Oxford, Oxford University Press, 2013, p. 646; Frowein and Peukert, Europaische Menschenrechtskonvention Kommentar, 3 Auflage, Kehl, Engel Verlag, 2009, p. 374; Renucci, Traite de droit europeeen des droits de l'homme, Paris, LGDJ, 2007, p. 272; Novak, United Nations Covenant on Civil and Political Rights Commentary, Kehl, Engel Verlag, 2. Edition, 2005, p. 485; и, в более широкой перспективе, Mylene Bidault, Commentaire de l'article 21, in Emmanuel Decaux (dir.), Le Pacte International relative aux Droits Civils et Politiques, Commentaire article par article, Paris, Economica, 2011, pp. 472 - 473).

Тем не менее могут встречаться случаи, когда публичное событие организуется как "срочный или спонтанный ответ на непредсказуемое событие, когда может не быть возможности соблюсти установленные сроки для уведомления", как это отметили Венецианская комиссия и Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе/Бюро по демократическим институтам и правам человека (OSCE/ODIHR). Более того, чтобы собрание было действительно "спонтанным", должна иметь место "тесная временная связь между событием ("феноменом или происшествием"), способствовавшим образованию собрания, и самим собранием" (CDL-AD(2008)020, Joint Opinion on the Draft Law Amending and Supplementing the Law on Conducting Meetings, Assemblies, Rallies and Demonstrations of the Republic of Armenia by the Venice Commission and OSCE/ODIHR, § 17).Кроме того, власти могут изменить время, место и маршрут мирного спонтанного собрания, только если существует реальная угроза его проведению или безопасности участников или лиц, находящихся поблизости. Власти могут так поступить, только уведомив организаторов о причинах подобного решения. Также важно предоставить организаторам возможность обжаловать решение властей в соответствующие компетентные органы власти, включая суд (CDL-AD(2009)034, Joint Opinion on the Draft Law on Assemblies of the Kyrgyz Republic by the Venice Commission and OSCE/ODIHR).

Выдержки из совпадающего мнения судьи Паулу Пинту де Альбукерки к Постановлению Европейского Суда от 4 декабря 2014 Навальный и Яшин (Navalnyy and Yashin ) против России (жалоба №76204/11).

«вмешательство в свободу мирных собраний не обязательно должно выражаться в прямом запрете, юридическом или de facto, но может представлять собой и другие меры, предпринятые органами власти. Термин "ограничения" в пункте 2 статьи 11 Конвенции должен толковаться как включающий меры, предпринятые до или во время собрания, и меры, такие как штрафные санкции, примененные впоследствии (см. упомянутое выше Постановление Европейского Суда по делу «Эзелен против Франции», § 39). Например, предварительный запрет может иметь сдерживающий эффект для лиц, которые намерены участвовать в собрании и, таким образом, представлять собой вмешательство, даже если митинг впоследствии пройдет без препятствий со стороны властей (см. Постановление Европейского Суда по делу "Бачковский и другие против Польши" (Bаczkowski and Others v. Poland) от 3 мая 2007 г., жалоба N 1543/06, § 66 - 68). Если человеку не разрешается идти на митинг, это также признается вмешательством (см. Постановление Европейского Суда по делу "Джавит Ан против Турции" (Djavit An v. Turkey), жалоба N 20652/92, ECHR 2003-III, §§ 59 - 62)." 

Постановление Европейского суда по правам человека от 4 декабря 2014 Навальный и Яшин (Navalnyy and Yashin ) против России, (жалоба №76204/11) §51.